понедельник, 23 марта 2015 г.

Eco Trail de Paris


«Париж, как много в этом звуке» © не Пушкин
Почему-то я «залипаю» на некоторых стартах, повторяя их несколько раз. Интересно, что не обязательно они оказываются самыми интересными со спортивной точки зрения, или как-то привлекательны по красоте видов, или привязаны к достопримечательностям... Может быть, по совокупности не самых значимых факторов я вторую весну подряд пробежал Eco Trail de Paris.
В Париже я бывал много раз, точно больше 20, одно время мотался туда раз в два месяца, избегал и исходил город со всех сторон, там случился второй в моей жизни марафон, но в прошлом году безо всяких сомнений подписался на 30-километровую пробежку по юго-западным пригородам и набережной. Тогда я думал, что здорово будет открыть сезон чем-то несложным, глянуть на бегу на знакомые места, встретиться с бывшими коллегами.
На этот год регистрация произошла осенью прошлого, в условиях, как говорили на кафедре не помню какой бизнес-ориентированной математики, «высокой неопределенности». Действительно, с курсом черт знает что, внешние риски непонятные, доходов кот наплакал... Все эти мысли мне в голову не пришли, я как-то вечером спонтанно настучал на клавиатуре нужные знаки, отщелкал мышью положенные отметки, и ложился спать со всеми подтверждениями на электронной почте. В самом деле, с рациональной точки зрения те же 30 км с перепадом 500 м можно набегать и в Подмосковье, и еще много где по России – почему Париж? Не знаю. Просто опять в Париж захотелось.
Понятно, что Париж не единственный старт этой весны, перед ним был февральский Левиньяк, о котором без стыда не вспомнить: в толпе бегущих проскочил поворот трассы, в результате срезал шесть километров трассы, оказался на 16 месте в общем протоколе и вторым в группе. Что дело неладно понял, когда вместо пункта питания выбежал к финишной арке, деваться некуда, пришлось финишировать. Организаторы потом написали, что такая фигня постигла многих – всё равно неприятно.
Зато подготовка в начале года задалась. Ранняя московская весна освободила набережную под Воробьевыми горами для темпов и длинных интервалов, горки тоже обтаяли под работу вверх-вниз. Вместо грунта набрал Крылатских холмов по снегу, и еще вволю помучался в манеже, пытаясь хоть как-то удержаться за молодыми быстрыми (отдельное спасибо всем, кто меня гонял!). Нахватав тяжелых тренировок и выволочек от тренера (благодарность и восхищение за понимание, руководство и долготерпение!) я честно думал, что более-менее готов не хуже прошлого года. Нет, если совсем честно, по объему и качеству – гораздо лучше. С осени, когда, наконец нормально подготовился и пробежал несколько полумарафонов (сравнялся с собой же пятилетней давности), и с зимы, когда успешно сложил небольшой объем бега с беговыми лыжами, получалось отдавать тренировкам по 10-12 часов в неделю и при этом высыпаться.
Немного неожиданно во вторник последней недели перед стартом (тренировка – легкий фартлек, короткие ускорения по времени, «лесенкой» вверх-вниз) вдруг поймал на завершающих разгонах удивительное ощущение легкого быстрого бега, когда скорость растет сама собой, без больших дополнительных усилий – каждый толчок уносит вперед, и жалко тормозить. Такое иногда и раньше случалось, но сейчас как-то сложились кусочки биомеханической головоломки, и желание еще раз окунуться в телесную радость легкого согласованного движения зудело во мне и в среду (бегал, но сильно тормозил себя), и в четверг, и в пятницу до отъезда.
Неделя перед стартом требует снижения нагрузки – честно снизил, никаких темпов, горок и интервалов. Так, «подразнить ноги» побегал, зато отвел душу в зале. В пятницу поднимал рюкзачок с предвкушением мышечной боли в бицепсах и грудных мышцах: накануне попробовал поработать с железом по всем правилам искусства, до отказа. Получил психологическую нагрузку, сопоставимую с МПК-интервалами, зато точно не перебегал.
Не раз замечал, что «зебра» житейских провалов и взлетов проявляется с разным размахом. В этот раз амплитуда колебаний вышла за привычные рамки. Хорошо разбегался – зато нарисовалась куча дополнительных расходов – но нарастил технику – и рискую опоздать на выдачу номеров – и так далее ;-)
Предпоследний пункт – про выдачу номеров – я обнаружил почти случайно. Переписывал адрес из e-mail рассылки в календарь и понял, что стартовый пакет на субботу дают в Париже в пятницу до 19:00, пришлось менять рейс на пораньше. Прикидки в сетевых ресурсах показали, что и в этом случае успеваю очень впритык, и лучше бы взять такси. Делать нечего, пришлось раскошеливаться. Улыбчивый вьетнамец неспешно подкатил до места, честно собрав все пробки (они по-французски тоже «пробки»), по дороге выяснилось , что из-за загрязнения воздуха действует дополнительное ограничение скорости на шоссе.
В гостинице я гордо отказался от завтрака (у меня домашняя заготовка, установленный ритуал, и не надо исправлять работающую программу), натолкал в живот пшеничной каши с овощами и курицей (то ли булгур, то ли кускус, важно что длинные углеводы), залил горячей водой пакетики гречки и овсянки (до утра разбухнут, будет завтрак и основа обеда/ужина), собрался на утро, включил телевизор «в режиме торшера», открыл окно и выключил сознание.
Утренняя дорога к старту была бодрой. Во-первых, на улице прохладно, стоять совсем не хочется. Во-вторых, из-за загрязнения воздуха городские власти сделали проезд на всем общественном транспорте бесплатным (!), чтобы уменьшить использование личных авто. Турникеты в метро и на станциях пригородной железной дороги открыты, проход свободный. Следуя за потоком соответственно одетых людей, за час с лишним до старта вышел на длинную аллею, на середине которой только начала подниматься ломаной буквой П красная стартовая арка.
Что делать час с лишним до старта? Мерзнуть под легким ветерком? Толкаться на раздаче корма (кекс, сок, чай-кофе)? Разминаться? Вместо всего этого пошел глазеть по окрестностям. Старт 30-километровой гонки дают от Парижской обсерватории Медон, это старое поместье с регулярным парком на холмистом рельефе. Небо в облаках, дымка. Ветерок, пальцы рук стынут. Колокольня в деревне внизу видна нечетко, холмы в паре километров отсюда почти сливаются с облаками. На газонах цветут нарциссы и крокусы. Трава зеленая, но свежей листвы еще нет – в прошлом году было гораздо зеленее.
Сорок минут проскочили незаметно, как раз дошел быстрым шагом до толпы у стартовых ворот, разделся до короткой формы, надел курточку с рукавами (потом можно будет затолкать в рюкзачок), залил водой мягкую бутылку на поллитра, сдал мешок с городской одеждой, потрусил, ускорился, потянулся.
За пять минут до старта протиснулся у края загородки в карман-накопитель. Тесно, толкучка, возбужденные переговоры через головы, диктор-распорядитель тарахтит в микрофон. Обратного отсчета всей толпой не было, просто ровно в 10:00 (умеют же!) хлопнул выстрел, и – ничего не произошло. То есть кто-то побежал, но до меня это событие дошло, как свет далекой звезды, через несколько минут. Люди вокруг сделали несколько шагов вперед, и я с ними. Еще минута-другая топтания на месте – и специально для нас стартер стрельнул еще раз. Теперь мы все двинулись сперед, ускоряя шаг, и под аркой уже можно было трусить. Кнопку часов я нажал под аркой – а коврика системы измерения времени там не было. То ли мое время считали от выстрела для моей стартовой волны (в буквальном смысле слова gun time), то ли еще как – не знаю.
Со старта трасса идет в подъем по широкой аллее, вымощенной булыжником, в ворота парка (вот в этих воротах как раз и лежал первый коврик). Хорошо помню, что во прошлом году я дважды тормозил на этой аллее – рвать со старта на 30 км смысла нет. В этот раз то ли я лучше готов, то ли система старта нескольким волнами отсеяла торопыг, но даже неспешно перебирая ногами в некрутой подъем я двигаюсь явно быстрее потока.
За первый километр мы успели пробежать стартовую разгонную аллею, сделать петлю по парку, забежать по ступенькам короткой лестницы, и выкатиться в лес. Дальше до двадцатого километра будут лесные дороги и тропы, холмы и овраги. За третьим километром, на первом длинном спуске, снял куртку и затолкал ее в рюкзачок – спина уже горячая, правда, пальцы еще застывшие, плохо слушаются. Переключил Гармин на режим с пульсом, велел себе не вылезать над ПАНО, выше 160. Легко сказать – а ноги-то несут!
Ощущение страха, смешанного с радостью, когда понимаешь, что можешь больше, чем рассчитывал, уже у меня было. Весной 2007 на марафоне в Гамбурге, когда я скинул с личника больше 10 минут, я так же боялся, что сдохну раньше времени, но всё равно бежал быстрее плана. В этот раз я тоже говорил себе: «ну ладно, этот километр был с длинным спуском, быстрее 5:00 не страшно, но чтобы дальше никаких гонок!» - и следующий километр опять проскакивал так же быстро, на комфортном пульсе, легком дыхании и твердых ногах.
На длинных гонках без тактики никуда. Запальчивость на первой половине – верная дорога к «стенке» ближе к концу дистанции, но и упущенное вначале время потом не наверстаешь. В общем, по плану я должен был держаться чуть ниже ПАНО на рельефной части, первые 20 км, а потом – на плоской набережной Сены – добегать на все оставшиеся деньги и силы. Ничего оригинального в этом плане не было, в прошлом году он был точно такой же, но тогда к выходу на набережную я уже так накушался, что еле удержал ту же скорость до финиша.
В борьбе с искушением прибавить темп, в карусели обгонов и отставаний (на спуске обойду человека, на подъеме он меня накроет, и так раз пять-шесть), гонка катится незаметно. Многие места на тропе узнаю, хотя в этом году трасса явно быстрее: то ли кусты вырубили, то ли отсутствие листвы сказывается – ни разу не пришлось тормозить из-за толпы у (обычно кажущегося) препятствия. Зрителей почти нет, это необычно для Европы. Не помню, как было в прошлом году...
Вокруг лес, деревья и кусты совсем голые. под ногами прошлогодняя листва, плотный грунт, местами в глину втоптана известковая щебенка. Большая часть трассы идет по широким просекам, так что обгонять легко. Трасса размечена бело-красной лентой, но и без разметки все видно – почти три тысячи человек распределились по дистанции, так что все время кто-то маячит впереди.
С одной стороны, хорошо, когда знаешь трассу: понимаешь, сколько прошел и сколько осталось, оцениваешь резерв сил. С другой стороны, психологически тяжко ждать какого-то ключевого ориентира, который все никак не появляется. В прошлом году перед выходом на плоскую часть трассы стоял пункт питания. В этом – я раза три «угадывал» его за ближайшим поворотом, и ошибался. Наконец, мы выбежали на набережную, и я понял, что на ПП можно наплевать слюнями, потому что его не будет.
Слава Богу, погода осталась без изменений – дымка, облака, легкий ветерок. Нескольких глотков воды из бутылки с собой хватило до выхода к реке, теперь уже не до питья. По гладкой набережной до Эйфелевой башни километров семь-восемь, нужно бежать и не терять время на необязательные движения.
Ноги пока тянут, хотя есть и тяжесть в мышцах, и начинают гореть подошвы. В прошлом году я спасался тем, что считал, сколько человек обгоняю. Тогда получилось 117 от пункта питания до финиша, хотя все болело, и скорость была совсем никакая. В этот раз расклад другой. Могу бежать и терпеть, пульс держится, дыхания хватает, а вот считать не выходит. На четвертом десятке я сбился. Впереди замаячила башня, значит осталось совсем немного.
Однако и сил заметно меньше: даже приподнятый над основным полотном дороги на 20 см пешеходный переход сбивает технику, не хватает сил на толчок. Лестницы и подъемы на мосты (тоже мне подъем – 3-4 метра) приходится преодолевать шагом, но дальше заставляю себя бежать. Два раза пришлось тормозить и останавливаться, чтобы пропустить машины и автобусы на больших дорогах, которые пересекает трасса. Волонтеры в желтых жилетках дирижируют процессом, проталкивая по несколько машин в окна между бегунами, но иногда приходится тормозить бегущим.
Одно радует – люди, которые пару раз догоняли меня на таких вынужденных остановках снова оставались позади как только можно было снова бежать.
Башня уже совсем близко, на очередной лестнице вверх успеваю достать из кармашка на лямке флажок – как раз во-время, чтобы набежать на финиш с развернутым флагом. Финишный коврик на подмостке, четыре ступеньки вверх – какой урод это придумал? Наверное, замысел в том, что финишера можно сфотографировать снизу на фоне башни. Вверх по ступенькам на полусогнутых ногах забегаю параллельно с парнем, за которым тянулся всю набережную. Финиш!
Вниз с подмостка медленно, ноги не очень слушаются. Дальше навес, под которым выдают футболки (давно их не покупаю, а они все копятся - пора открывать магазин), потом раздача корма и разлив пойла. Сунув в рот какой-то еды и допив воду из собственной бутылки, надеваю куртку (прохладно, волонтеры и вовсе в зимней одежде) и медленно бреду за два квартала к стадиону, где выдают барахло со старта.

Минут десять помучался с нарастающей болью в ногах, потом отпустило. Помылся, переоделся, съел кусок лазаньи с морковно-редечным салатом, подкрасил стакан воды тремя каплями красного. Еще через полчаса погрузился в метро, обратно в гостиницу.

1 комментарий: